Гомельское областное поисковое общественное объединение "Нiколi не забудзем"
Список форумов Нiколi не забудзем

Нiколi не забудзем

Людей, которые ищут солдат РККА питаясь святым духом в природе нет, наша работа государством не финансируется, всё что мы делаем, делаем по собственной воле и за свой счет, в свободное от основных занятий время, и упрекать нас в этом не надо.
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

х.Умочки

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Нiколi не забудзем -> х.Умочки
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Николай Басенков
Администратор


Репутация: +1    

Зарегистрирован: 12.04.2016
Сообщения: 1172
Откуда: Добруш

СообщениеДобавлено: Вс Апр 17, 2016 10:50 am    Заголовок сообщения: х.Умочки Ответить с цитатой

В Калинковичах ищут захоронения красноармейцев

Новости Калинковичей | 28-09-2011


Известное высказывание «Войну нельзя считать оконченной, пока не предан земле прах последнего из участвовавших в ней солдата» всплывает в памяти всякий раз, когда поисковики находят новые подтверждения о погибших на полях сражений. Каждый из сложивших голову в борьбе с фашизмом достоин памяти потомков, достоин того, чтобы имя его было известным, а останки захоронены.
При освобождении Калинковичского района от немецко-фашистских захватчиков погибли свыше 13700 советских воинов. 15 из них посмертно удостоились звезды Героя Советского Союза. Их имена носят улицы, их подвиг описан в литературе, а на главной площади города их навечно молодые лица смотрят на нас с мраморного монумента. В 56 братских могилах на калинковичской земле покоятся останки советских воинов. Фамилии погибших начертаны на мраморных плитах, почтить их память приходят благодарные потомки.
Но, к сожалению, немало и тех, чьи захоронения до сих пор не обнаружены. Среди них Егор Клюй (1914 г.р.), рядовой 321-го стрелкового полка 15-й стрелковой дивизии 65-й армии генерала П.И. Батова.
«Егор Дмитриевич Клюй, уроженец села Рейматоровка Холминского района Черниговской области, призван в РККА Менским райвоенкоматом Менского района Черниговской области Украинской ССР в 1939г. Погиб 9 января 1944 года, был захоронен на восточной окраине хутора Умочки Васильковского района Полесской области» — это все сведения об этом солдате, которые получили по военно-полевой почте его близкие. Имея лишь такую скупую информацию, по просьбе родственников рядового Клюя, год назад принялись за дело члены калинковичского подразделения «Поиск» областного военно-патриотического клуба «Честь». В составе «Поиска» четыре человека, настоящих энтузиаста, которые занимаются установлением личностей неизвестных доселе освободителей Калинковичского района, их захоронений. Руководитель организации Евгений Сергиенко, его брат Виктор, Петр Рубаник и Сергей Борсук неоднократно выезжали и проводили поисковые мероприятия на территории Горочичского сельского Совета, где до войны находился хутор Умочки. Читатель наверняка заметил, что выше было указано место гибели рядового Клюя — Васильковский район Полесской области. С областью тут все понятно: в 50-е годы Полесская область вошла в состав Гомельской. А вот что это за Васильковский район? Оказалось, что в «похоронке», полученной женой красноармейца, название района было неправильно указано (в действительности — Василевичский район, территория которого со временем вошла в Калинковичский район), и началась путаница. Искать хутор Умочки сегодня все равно, что искать исчезнувшую под водой Атлантиду. Хутора давно нет, на его предполагаемом месте — дремучий лес. Следопыты из «Поиска» нашли в интернете топографическую карту данной местности, согласно которой и вели ориентировку. Но по той карте можно лишь приблизительно определить, где находился хутор — в нескольких сотнях метров от деревни Передельное.
—Сложность в том, что территория поиска весьма обширна — несколько километров, — отметил Евгений Сергиенко. — Точно известно, что всего на восточной окраине Умочек было захоронено семь бойцов-красноармейцев. Можно предположить, что они лежат в одной могиле, ведь зимы тогда были суровые, не чета нынешним, и в январе земля была мерзлая, твердая как камень. Копать каждому могилу, когда стояла задача побыстрее освободить Калинковичи — нецелесообразно. Тщательное обследование местности, а ее мы прошли с металлодетектором вдоль и поперек, беседы со старожилами, очевидцами тех событий, результата пока не дали. Житель д. Рудница Николай Мельников обещал показать точное место захоронения, но по состоянию здоровья не смог выехать в лес, а вскоре умер. Свидетельства очевидцев тех далеких событий разнятся, некоторые из них уже уходят в мир иной. А молодое поколение, естественно, ничего конкретного сказать не может. Старожилы утверждают, что сразу после войны из разрозненных могил останки погибших воинов были перенесены в одну братскую могилу в д. Горочичи. Но там, на мемориальных плитах, фамилий этих семи красноармейцев нет. Значит, их не перезахоронили. Либо по каким-то причинам не нанесли фамилии. В районе поиска нам удалось найти могилу, но позже выяснилось, что это одиночная могила красноармейца Николая Новикова, которого среди этих семерых нет. Очевидно, к работе следует подключить профессиональных поисковиков с более совершенными, чем у нас, поисковыми приборами. Однако и мы поиски не прекратим, а будем их вести до последнего.
— Захоронения красноармейцев по какой-то причине не наносились на топографические карты того времени
, — подключился к разговору Петр Рубаник. — иначе наша задача была бы значительно упрощена. Облегчила бы поиск и находка какого-либо материального свидетельства на месте события. Скажем, личной вещи красноармейца, гильзы и пр. Может, мы даже и прошли по месту захоронения, но определить этого не смогли.
Очередная попытка «Поиском» была предпринята 14 августа с.г. В тот день к месту гибели рядового Клюя прибыли из Гомеля его родственники — внучка Вера и правнук Артем Михеевы. Вместе с членами клуба они шаг за шагом исследовали местность, но несколько часов хождения с картой, компасом, металлодетектором и железным щупом по густым и влажным лесным зарослям, к сожалению, желаемого результата не принесли.
Не беда,- говорят гости из Гомеля, – мы увидели хоть приблизительное место, где погиб наш дедушка и прадедушка. Ведь наша родня ищет его могилу уже очень давно. Пытались найти тех бойцов (или их родственников), кто воевал вместе с ним, обращались в военный архив в г. Подольск. Но из-за неправильно указанного в «похоронке» адреса, мы получали неверные сведения.
Вера Михеева сообщила, что поиски деда она активизировала после переезда на жительство к мужу в Гомель, 27 лет назад. Проживая здесь, узнала точный адрес, где погиб дед, смогла выйти на организацию «Поиск». Хотя их работа пока не принесла плодов, Вера очень благодарна членам организации за труды, за почитание памяти погибших красноармейцев. Осенью она планирует привести к месту гибели дедушки свою маму и старшую дочь Егора Клюя Александру. «Когда дедушка уходил на фронт, ей было всего пять лет, посетить его могилу давнее желание моей мамы», — добавила Вера.
Известны ли вам обстоятельства гибели дедушки? — поинтересовался я у нее.
Односельчанин, который вместе с ним воевал, рассказывал, что дедушка был пулеметчиком, в бою получил смертельное ранение в голову.
Найти точное место захоронения дедушки — дело чести для вашей семьи?
— Хочется поклониться ему до земли и поблагодарить за подвиг, за мир, за спасенные жизни потомков.

При расставании мне подумалось: «А разве не в том ли долг каждого из нас – потомков солдат Великой Отечественной войны — сохранить о них память и быть безмерно благодарными за счастье жить под мирным небом? Ведь давно подмечено: каждый человек жив, пока жива о нем память. И это не пустые, красивые слова».
* * *
К читателям газеты хочется обратиться с просьбой: если вам известны какие-нибудь сведения о хуторе Умочки, о захоронениях, которые могли быть на его территории, сообщите об этом руководителю «Поиска» Евгению Сергиенко по тел. 8(029)7311273.
Сергей САКОВИЧ.
На снимке: Евгений Сергиенко показывает на карте предполагаемое место захоронения красноармейца Клюя его родственникам.

Фото автора.

http://govorim.by/gomelskaya-oblast/kalinkovichi/novosti-kalinkovichey/22168-v-kalinkovichah-ischut-zahoroneniya-krasnoarmeycev.htm

_________________
С уважением, Николай Басенков.
Персональный сайт:
http://miklaby.ucoz.ru/


Последний раз редактировалось: Николай Басенков (Сб Мар 17, 2018 21:39 pm), всего редактировалось 2 раз(а)
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Евгений
член объединения


Бан
Репутация: 0    

Зарегистрирован: 16.04.2016
Сообщения: 88
Откуда: г.Калинковичи

СообщениеДобавлено: Вс Апр 17, 2016 14:46 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Віщий сон онуки кулеметника, або Як у Білорусі шукали могилу українця Єгора Клюя

Віщий сон онуки кулеметника, або Як у Білорусі шукали могилу українця Єгора Клюя
Рейментарівка – ніби край світу. Автобус з Корюківки заїжджає лише в суботу і в останній вівторок колишнього місяця. Що робити, коли людині дуже треба дістатися до райцентру іншого дня?! Стій, виглядай, може, хто й підкине. Але машини тут курсують не часто.
Олександра Єгорівна Коробко могла б і не виїхати з села. Спасибі, шофер шкільного автобуса підібрав до Савинок. У ньому, крім учнів, нікого не возять. Та коли жінка сказала, що їй обов’язково треба бути в Корюківці – їде далі, в Білорусь, на могилу батька, як не забрати?..

Саша

Її в селі називають або Єгорівною, або Сашею. Так ім’я звучить тепліше й мелодійніше. Нині, коли йде до крамниці купувати хліб, зустрічні зупиняють і розпитують, як поїздка, кого бачила і що.
– Не сама була в дорозі, а з братом Миколою. Якби ще один брат Віктор був ближче, і він би поїхав, – розповідає Саша Єгорівна. – Нас викликали невтомні люди, які знайшли місце поховання батька. Цього дня ми чекали 67 років.
Кулеметник Єгор Дмитрович Клюй, батько Саші, Миколи й Віктора, загинув 9 січня 1944 року на Гомельщині. Листоноша принесла похоронку його дружині Варварі. Була жінка молода, могла вийти заміж, але всім відмовляла.
– Вона так і померла солдатською вдовою, – з гіркотою каже Саша. – Пам’ятаю, сватався до неї один рейментарівець: «Тебе заберу і двох синів, а Сашу не візьму, багато ротів годувати!» То Варвара його з хати виправила. Хоч і мачуха вона мені, але вчинила як рідна матір.

Сашина ненька померла в 1938-му році, коли дівчинці був лише рік. Батько одружився вдруге. Перед війною в Саші з’явився братик Вітя, а у війну – Коля.
– Брати батька зовсім не пам’ятають. І я невеликою була. Згадка залишилась така: тата забирають на війну, ми проводжаємо. Він узяв мене на руки вже за селом, біля ставків, і так плаче! – згадує Саша. – Він сказав тоді моїй мачусі: «Бережи, Варко, Сашу. Синів ти будеш берегти, знаю точно, а от Сашу!.. – покотилися сльози…
Всі Єгорові діти виросли, сім’ї мають, дітей, онуків і правнуків. У Саші – дві доньки: Зоя і Віра. Віра живе у Гомелі, а Зоя – на Брянщині. У Миколи – четверо доньок. У Віктора – син.
– Усі роки ми не могли змиритися, що не знаємо, де нашого батька й дідуся могила. Шукали. Брати двічі на пошуки їздили. Нічого втішного! – ділиться пережитим Єгорівна. – Не один Єгор Клюй на білоруській землі воював з фашистами. Рейментарівців там було чимало. Павло Мотчаний повернувся, Микола Балобосов – теж, до речі, він розповідав нам, як загинув батько. Тато стріляв із кулемета, а дядько Микола подавав стрічку з патронами. Ворожа куля навиліт влучила батьку в голову. Бій був тяжкий, тож Микола не брав участь у похованні. Знає, сказав, це місце. Пообіцяв, що розповість, як підлікується і приїде в село.

Та батьків побратим не повернувся, помер. Земля йому пухом! На цьому ниточка обірвалася…
Роки бігли. За сільською безкінечною роботою Саші було ніколи вгору глянути. Щоразу в травневі дні, коли святкували День Перемоги, на серці було дуже щемно, що й досі не вклонились батьковій могилі. Ця подія зацікавила і кореспондента «Деснянки вільної».
– У нас збереглося лише одне батькове фото, – показує Саша. – Тут він із мамою Варварою. Добре, що хоч це є…


Єгор Клюй з дружиною Варварою

Пошуки

Недаремно кажуть: «Хто шукає, той знаходить». Останні два роки такі клопоти взяли на себе онучки Єгора Клюя – Віра і Зоя зі своїми дітьми. Інтернет, архіви, зв’язок із білоруськими пошуковцями. Архівну інформацію отримали невелику: кулеметник 321-го стрілецького полку 15-ї стрілецької дивізії рядовий Клюй Єгор Дмитрович загинув 9 січня 1944-го року і похований східніше околиці хутора Умочки Василевицького району Поліської області. Тепер – це територія Каменковицького району на Гомельщині. Але ніде на сучасній карті Умочок немає.
Правнук Єгора-кулеметника Артем Михєєв якось прочитав у Гомельській газеті «Знамя юности» про те, як журналісти і пошуковці знайшли могилу солдата, який під час війни пропав безвісти. Вирішив і собі звернутися до редакції.
– Самі ми могилу ніколи б не знайшли, якби не добровільні помічники-білоруси, – сказав згодом Саша Клюй. – Особливо вдячні журналістці Тетяні Якименко, яка крок за кроком йшла до мети. Вона спершу звернулась по допомогу до пошукової групи в Калінковичах, що є підрозділом гомельського військово-патріотичного клубу «Честь». Згодилися допомогти Петро та Євген Сергієнки. Ранньої весни 2010 року пошуковці разом з Тетяною Якименко поїхали по населених пунктах Горочицької сільради, щоб пересвідчитися, чи немає прізвища Клюй на плитах братських поховань і виключити можливість перепоховання рейментарівського кулеметника в післявоєнні роки. Такого прізвища ніде не було.

У місцевих жителів пошуковці розпитували про хутір Умочки, та ніхто його не пам’ятав. І тільки в невеликому селі Рудниця старий Микола Мельников розповів, як туди добратися. Хутора давно вже немає. У глибині лісу серед дерев знайшли яблуні, що росли геометрично. Отже, тут колись були сади. Свій шлях звіряли по мапі. Минули колишній хутір Пильня і дісталися Умочок. Але ж де околиця його із похованням? Старий Мельников казав нам, що колись могила була загороджена парканчиком.
Згідно з повідомленням, яке отримали з Центрального архіву міністерства оборони Російської Федерації, разом з Єгором Клюєм поховані ще шестеро радянських бійців: Володимир Овсієнко, Василь Пономаренко, Адам Лобода, Павло Гутник, Василь Денисенко та Іван Корюківець. А в списку втрат сержантського й рядового складу 321-го стрілецького полку вказують, що на західній околиці хутора Умочки похований Микола Новіков. Всі вони загинули з 9 по 12 січня 1944 року.
– Ми – на правильному шляху, – вирішили пошуковці і почали обстежувати місцевість. Дійти до східної околиці хутірця їм не вдалося. Падав дощ. На шляху – непрохідне болото. Обійти його неможливо.

Пошуковці ще приїздили, та дарма. До того ж, з’явилися запитання, на які не мали відповіді. На ще старішій карті було позначено два хутори Умочки. Крім того, пошуковці і журналістка отримали інформацію, що зовсім заплутувала сліди: в одному із паспортів воїнського перепоховання 1956 року значився… Василь Пономаренко, який мав лягти в одній могилі з Єгором Клюєм під Умочками. Руки не опустили, навпаки, пошуковців додалося. До людей із «Честі» приєдналися члени клубу «Пам’ять» Гомельського державного коледжу машинобудування та молоді журналісти із клубу «Жеведа» гомельського міського комітету Білоруської спілки молоді.
Експедиція, більша ніж раніше, знову в дорозі. Пощастило! У сільраді Передільне пошуковці побачили на городі із сапою 90-річну Ольгу Солдаткіну. Вона розповіла, що знає Умочки. Хутір ніби ділився на два. У низині було дві хати і східніше – теж дві.


Білоруські пошуковці

От вам і два хутори!

Старенька пам’ятає могилу. Покликала онука Геннадія, який колись із школярами-ровесниками доглядав поховання відважних бійців. Він охоче згодився супроводжувати пошуковців уже з боку Передільного.
Серед високих сосон і беріз, нарешті, знайшли чітко окреслене поховання. Звірили по карті. Сумнівів не було.
На жаль, могилу бійця з Іркутська Миколи Новікова не вдалося знайти. Болото не перейти!..
Про все це повідомила читачів «Знамени юности» Тетяна Якименко у червні 2011 року.

До батька

У Гомель Саша з Миколою дісталися втомлені. Єгорівні погано стало, хоч донечка й нагодувала, й постелила. Все своє життя згадувала дитинство, як плакала за мамою Галею, бабу Феклу, Луговців, Меланю, що втішала її. Ще й досі не забувся смак батькових цукерок…
А доньці Вірі цієї ночі наснився сон. Ніби вона у лісі. Місцина вкрита листям. Дерева високі, й ніби дід Єгор, зовсім молодий, у ялиці біля кулемета. Стріляє й стріляє…
Вірити снам, чи ні? Прокинулась, та хотіла, аби сон повторився…
До райцентру Калинковичі кілометрів понад сто. Дороги в Білорусі чудові. Їхали, ніби пливли – швидко й легко. До Умочок в лісі пішки.
Віра й каже матері:
– Я точнісінько цю місцевість бачила уві сні. І дерева такі, і кущі, і навіть земельку, де батько був…
Сон віщував. Отже, правда…
– Ми ніколи не думали, що нашого батька шукає стільки людей! – Олександра Єгорівна не знає тепер, як і дякувати білорусам. – Нас скрізь супроводжували представники влади, перший керівник району, журналістка Тетяна Якименко, пошуковці. Білоруси казали: «Якби не українці, Білорусі не було б…»

Рідні Єгора Клюя побували в інших місцях захоронення радянських бійців. Бачили відновлені партизанські землянки, відвідали кладовища в Горочичах, де велике перепоховання солдатів минулої війни. Саша з братом уважно приглядалися до кожного прізвища на плитах.
Шукали прізвища рейментарівців Євстрата Коробки, Конона, батька Галі Мазун, але не було таких.
– Багато загиблих з нашого краю. Є з Перелюба, Корюківки, Чорнотичів. Микола налічив 42 прізвища. Так це ж тільки тут!..
Щоб у дітей кулеметника Єгора Клюя не було сумнівів, пошуковці пообіцяли ще раз все перевірити.
– Ми погодилися, щоб батька перепоховали на кладовище в Горочичі, до своїх земляків. І всіх, хто разом з ним загинув. До Умочок через ліс і болото важко добиратися. А в Горочичах не одна людина зніме шапку і зупиниться. Та й ми приїдемо, – зробила висновок Олександра Єгорівна. – Домовилися зустрітися 9 травня.

Вся її рідня накрила стіл у лісі, щоб пом’янути батька, дідуся і прадіда.
Коли Саша повернулася в Рейментарівку, якраз святкували «Варки». Пішла на кладовище до Варвари Клюй, батькової останньої і вічної любові. У неї якраз день народження. Разом з племінницею гостинці понесли. Ще й розповіла, як до батька їздила.

Зоя Шматок, тижневик «Деснянка вільна» №1 (300)

http://www.gorod.cn.ua/news/lyudjam-o-lyudjah/31952-vishii-son-onuki-kulemetnika-abo-jak-u-bilorusi-shukali-mogilu-ukrayincja-egora-klyuja.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Евгений
член объединения


Бан
Репутация: 0    

Зарегистрирован: 16.04.2016
Сообщения: 88
Откуда: г.Калинковичи

СообщениеДобавлено: Вс Апр 17, 2016 14:50 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

«Знаменка» в полесских болотах отыскала могилу героя войны

Полтора года назад «Знамя юности» вместе с представителями Новобелицкого райисполкома и райкома БРСМ г. Гомеля отыскала могилу солдата, без вести пропавшего в годы Великой Отечественной войны. После публикации материала в горком БРСМ обратился молодой человек, гомельчанин Артем Михеев. Он просил помощи в поиске могилы прадеда Егора Дмитриевича Клюя, который, судя по архивным данным, погиб на территории Калинковичского района в январе 1944 года. И корреспондент «Знаменки» снова отправилась на поиски…

В поисках исчезнувшего хутора

Скупая информация почти не давала шансов поисковикам. В ней говорилось: пулеметчик 321-го стрелкового полка 15-й стрелковой дивизии рядовой Клюй Егор Дмитриевич погиб 9 января 1944 года и похоронен восточнее окраины хутора Умочки Василевичского района Полесской области. Теперь это территория Калинковичского района…

Было ясно, что без местных жителей эту проблему не решить. За помощью мы обратились к поисковой группе в Калинковичах, которая является подразделением Гомельского военно-патриотического клуба «Честь».

Петр и Евгений Сергеенко охотно согласились нам помочь. Ранней весной прошлого года мы отправились по близлежащим деревням Горочичского сельсовета, чтобы посмотреть фамилии на плитах братских захоронений и исключить возможное перезахоронение в послевоенные годы. Фамилии Клюй мы не нашли.

У местных жителей расспрашивали о бывшем хуторе Умочки, но никто его не помнил. И лишь в деревне Руднице Николай Мельников дал нам ориентир в лесу, и мы отправились обследовать местность. В глубине леса, среди дикорастущих деревьев мы нашли фруктовые, расположенные в геометрическом порядке. Значит, когда-то это были сады. Сверяя свой путь с картой, минули место бывшего хутора Пильня и пришли на территорию Умочек. Где была окраина хутора, где могло быть захоронение? Николай Иванович говорил, что когда-то захоронение было обозначено и даже обнесено деревянным заборчиком…

Согласно данным Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации вместе с Егором Дмитриевичем в могиле покоятся еще шесть бойцов: Владимир Овсеенко, Василий Пономаренко, Адам Лобода, Павел Гутник, Василий Денисенко, Иван Корюковец. А в именном списке безвозвратных потерь сержантского и рядового состава 321-го стрелкового полка есть информация о том, что на западной окраине хутора Умочки похоронен Николай Новиков. Бойцы погибли с 9 по 12 января 1944 года.
Убедившись, что мы на верном пути, начали обследовать местность. Моросил весенний дождь. Пытаясь двигаться на восток от места бывшего хутора, пришли к непроходимому болоту. Обойти его в непогоду и по лесному бездорожью было невозможно…

Цена человеческой небрежности – небытие длиною 67 лет

…Шло время, калинковичская группа поиска сделала несколько попыток обследовать территорию, прилегающую к бывшему хутору. Ко всему еще появились вопросы, на которые было сложно находить ответы: на более старой карте было обозначено… два хутора Умочки. К тому же гомельские поисковики вместе с корреспондентом «Знаменки» добыли информацию, которая окончательно запутывала ситуацию. В одном из паспортов воинского захоронения деревни Хобное значился перезахороненным в 1956 году Василий Пономаренко. А как же остальные шестеро из одного братского захоронения на восточной окраине хутора?

Свои усилия объединили уже три клуба. К поисковикам из «Чести» присоединились члены клуба «Память» при Гомельском государственном колледже машиностроения и молодые журналисты из клуба «Жеведа» при Гомельском городском комитете БРСМ.

И вот новая совместная экспедиция в полесские леса. В одном из домов в деревне Передельное мы увидели на огороде старушку. Ольга Никитична Солдаткина в свои девяносто лет еще бодра и отличается удивительно ясной памятью. Отставив в сторону тяпку, она охотно рассказала:

– Помню такой хутор. Сама я с родителями жила на хуторе Ушаков. А Умочки делились как бы на два. Там, где низина, стояло два дома, а восточнее еще два.

Только тогда нам стало ясно, что означают четыре кубика на довоенной карте в районе хутора Умочки.

– Могила была, – продолжала Ольга Никитична. – За ней школьники ухаживали, пока в деревне начальная школа работала.

– Гена, – позвала она своего сына, – помнишь, как вы детьми ухаживали за могилой в лесу?

Геннадий охотно согласился нас сопровождать в лес уже со стороны деревни Предельное. Вдоль еле заметной лесной дороги просматривались оборонительные сооружения военных лет: окопы, пулеметные гнезда, площадки для пушек… Видно было, что здесь поработали черные копатели.

Среди мачтовых сосен и берез мы нашли довольно четкое очертание захоронения. Сверив по карте его месторасположение, не сомневались, что год наших поисков увенчался успехом.

Попытки отыскать с другой стороны хутора могилу бойца из Иркутска Николая Новикова ни к чему не привели: несмотря на сухую весну, болото оказалось непроходимым…

"ЗНАМЯ ЮНОСТИ"
Татьяна ЯКИМЕНКО, «ЗН» 21.06.2011
фото автора


http://zn.sb.by/obshchestvo-5/article/znamenka-v-polesskikh-bolotakh-otyskala-mogilu-geroya-voyny.html?AJAX_MONTH=10&AJAX_YEAR=2013
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Евгений
член объединения


Бан
Репутация: 0    

Зарегистрирован: 16.04.2016
Сообщения: 88
Откуда: г.Калинковичи

СообщениеДобавлено: Вс Апр 17, 2016 14:51 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

У могилы родного человека
06.08.2013 — Новости Общества Калінкавіцкія навіны

Без малого семь десятилетий прошло с тех пор, как белорусская земля стала свидетельницей бессчетного количества смертей, слышала автоматные выстрелы и взрывы бомб. Память еще жива. Помнят не только люди, бывшие свидетелями тех страшных событий. Помнит и земля. А сколько она еще хранит отголосков и тайн прошлого? Особенно много их на Полесье.
Виктор Клюй — моряк дальнего плавания. За 30 лет немало помотался по морям да океанам. Трижды ходил на гражданских судах в Антарктиду, побывал в дальних экзотических странах — Уругвае, Новой Зеландии, ЮАР. Когда-то, а точнее, в 1983 году был и в Калинковичах. Естественно, не на корабле и не по делам служебным. Его, уроженца украинской земли, привела в наш город память о своем отце Егоре Дмитриевиче, который в войну был пулеметчиком и сложил голову на поле брани 9 января 1944 года, освобождая от фашистов Калинковичский район.
Виктор Клюй в поисках отца обратился в Калинковичский райвоенкомат. Но, к сожалению, ничего конкретного: никаких документов, никаких следов. В 60-е документальная база райвоенкомата очень сильно пострадала. Учреждение размещалось тогда в деревянном здании, в котором произошел пожар, в огне сгорели многие ценные документы. Может быть и те, что пролили бы свет на дело о захоронении его отца. Но так и отбыл моряк из нашего города ни с чем.
- Все мы, многочисленные потомки Егора Дмитриевича, не могли смириться с тем, что не знаем, где находится могила нашего папы и дедушки. От этого сердце саднило, особенно в славный День Победы. Мы искали захоронение, но безуспешно. Ведь не один только Егор Клюй погиб в борьбе с фашизмом на калинковичской земле. С одной только Рейментаровки — родной деревни отца, что на Черниговщине, тут полегло немало людей. С войны вернулся мой крестный, дядя Коля, который воевал вместе с отцом и рассказал, как погиб папа. Он стрелял из пулемета, а дядя Коля подавал ему патроны. Вражеская пуля навылет поразила папу в голову. Вероятно, что это был снайпер. Пули снайперов в бою всегда первыми находили пулеметчиков и офицеров. Поступила команда “Вперед!”, бойцы пошли в атаку. Дядя Коля не участвовал в захоронении, поэтому не знал, где похоронен отец. Он обещал показать место, где отца сразила вражеская пуля. Не судьба, вскоре после войны дядя Коля умер – получил на фронте много тяжелых ран, от которых не смог оправиться, – сообщил Виктор Егорович.
Следующий раз он посетил наш район 30 июня нынешнего года по очень важной причине: захоронение отца было все-таки найдено, спустя 69 лет, после гибели красноармейца. И большая заслуга в этом принадлежит многим неравнодушным людям. А сложностей на их пути было немало. Но недаром говорят: “Кто ищет, тот всегда найдет”.
В последние годы активную работу по поиску взяли на себя дочки Егора Клюя — Вера и Зоя, которые живут в Гомеле и Брянске, и их дети. Интернет, архивы, контакты с поисковиками. Архивная информация была довольно скудная: пулеметчик 321-го стрелкового полка 15-й стрелковой дивизии рядовой Егор Клюй погиб 9 января 1944 года и похоронен на восточной окраине хутора Умочки Василевичского района Полесской области. Нигде на современных картах этих Умочек нет.
Правнук пулеметчика Артем Михеев, который живет в Гомеле, обратился в газету “Знамя юности” и журналистка Татьяна Якименко всерьез взялась за дело. Она вышла на калинковичских поисковиков братьев Евгения и Виктора Сергиенко, Петра Рубаника и Сергея Борсука. Ранней весной 2010 года поисковики вместе с Татьяной Якименко поехали по населенным пунктам Горочичского сельсовета, чтобы удостовериться, есть ли фамилия Клюй на плитах братских могил, но такой фамилии не было.
У местных жителей расспрашивали о хуторе Умочки, но никто его не помнил. И только старожил села Рудница Николай Мельников рассказал о том, как туда пройти. Хутора того, конечно, давно нет, в глубине леса, среди деревьев, нашли яблоньки, что росли геометрично. Это и явилось подсказкой: здесь когда-то были сады. Маршрут сверили по карте РККА 20-30-х годов. Прошли когда-то существовавший хутор Пильня и добрались до Умочек. Но где же восточная околица с могилой?
В ходе поисковых мероприятий, в которых принимали участие Калинковичский военно-патриотический клуб «Поиск» при содействии клуба “Память” Гомельского государственного колледжа машиностроения и молодые журналисты из клуба “Жеведа”, что создан при Гомельском горкоме БРСМ, удалось установить, что в одной могиле вместе с Егором Клюем похоронены еще 6 бойцов Красной Армии, белорусы и украинцы: Владимир Овсиенко, Василий Пономаренко, Адам Лобода, Павел Гутник, Василий Денисенко и Иван Корюковец. А на западной окраине хутора Умочки похоронен уроженец Читинской области Николай Новиков. Все они погибли с 9 по 12 января 1944 года.
Усложняло поиски то обстоятельство, что на старой карте было нанесено два хутора Умочки. Казалось, дело зашло в тупик, и жаль огромной проведенной работы. Трижды участники клубов совместно выезжали на места боев, неоднократно Калинковичский «Поиск» прочесывал полесские пущи самостоятельно, было опрошено немало людей, но определенного результата не было. И тут на помощь поисковикам пришли бывший лесник из деревни Уболоть Михаил Пилипейко и жительница Передельного Ольга Солдаткина. И место захоронения было найдено. Однако говорить о разгадке одной из тайн, которые хранит со времен войны калинковичская земля, пока преждевременно. По словам Евгения Сергиенко, на это место выезжали представители 52-го специализированного батальона Министерства обороны Республики Беларусь, который проводит перезахоронение останков советских воинов. Могилы были вскрыты, но… останков там не оказалось. Специалисты батальона подтвердили, что останки воинов были перенесены в послевоенное время в ближайшую братскую могилу в д. Горочичи. Там же совсем недавно была установлена мемориальная плита с фамилиями Егора Клюя и еще 7 названных в этой статье красноармейцев. Возникает резонный вопрос, почему фамилии погибших воинов не были отображены на граните ранее? Скорее всего, на месте могил в Умочках не была установлена доска с фамилиями воинов. А может быть, всему виной тот самый пожар в районном военкомате, о котором говорилось в начале статьи. Большинство братских могил на территории Калинковичского района появилось уже в 70-е годы. И документы по погибшим в Умочках красноармейцам могли попросту сгореть.
У красноармейца Егора Клюя остались два сына Виктор и Николай, дочь Александра. У Виктора — сын, у Николая — четверо дочерей, у Александры — две. Уже подрастают правнуки и праправнуки отважного пулеметчика. Все многочисленные потомки Егора Клюя бережно хранят память о нем. Этим летом большинство членов этой большой семьи побывали на братской могиле в Горочичах, где зажгли свечу памяти и возложили цветы, а также на месте гибели Егора Дмитриевича.
Стоя у мемориальной доски с фамилией отца, Николай Егорович признался: “Мы ніколи не думали, що нашого бацька шукае стількі людей! Не знаэм тепер, як і дзякувати белорусам”. И после некоторой паузы он с болью в голосе добавил: «Богато загиблих з Чірнігівщини, дуже богато… Я налічив 42 прізвища. Так це тільки тут!..».
Родные Егора Клюя удовлетворены тем, что мемориальная доска с именем красноармейца установлена на кладбище в Горочичах.
- До Умочек через лес да болото трудно добираться. А в Горочичах не один человек снимет шапку и остановится. Да и мы еще приедем, — пообещали они.

Сергей САКОВИЧ.
На снимке: родственники Егора Клюя у братской могилы в Горочичах.
Фото автора.

http://news.21.by/society/2013/08/06/802852.html
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Евгений
член объединения


Бан
Репутация: 0    

Зарегистрирован: 16.04.2016
Сообщения: 88
Откуда: г.Калинковичи

СообщениеДобавлено: Вс Апр 17, 2016 22:29 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Нiколi не забудзем -> х.Умочки Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах
Flag Counter


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS